ladik2005 (ladik2005) wrote,
ladik2005
ladik2005

Categories:

Как лимитрофы пролюбили шансы

Мне жалко телевизор. Именно как бытовой оболганный прибор, жалко. Ведь что, зараза, характерно – есть у каждого, но никто его не смотрит. По крайней мере, говорят, что не смотрят. Хотя начёт неудачных телепрограмм выражовываются – какого хера, мол, не то показывают, не так и не с того ракурса. Не удовлетворяет телевизор, в общем, в него глядящих, хотя за судебные приговоры «5 лет телепросмотра строгого режима» (программ Малаховых, «Дом-2» - особый) я как-то ни разу не слышал. То есть всё же человек сам телепрограммы выбирает. Но говорит, что не употребляет он телеканалы внутрь совсем. А телевизору – ему знаете, как обидно, что его бесполезным для людей считают! Но сам сказать не может, вынужден транслировать лишь то, что ему приказывают.

Это к чему я? Про то, как прям-таки никто не в курсе, что по телеящику передают – это вы зеркалу расскажите. Про «телезомби» - тоже зеркалу, потому как зомбировать получается лишь при условии отсутствия нормальной мозговой деятельности, а тут – какая, сука, разница, кто тебя зазомбирует: телек с кем-нибудь или баба Клава с пользой уринотерапии (некоторые верят); если уж совсем по чесноку, то Интернет – зараза куда большая. А за телевизор я заговорил потому, что его охват реально массовый, и нравятся мне некоторые тренды, которые вводятся сейчас в повестку дня в его программах. Например, вот этот: кто сказал, что независимость и территориальная целостность лимитрофов есть божественная данность?

Давайте сразу с козырей: и независимость, и нынешние границы лимитрофов есть вещь, в принципе, не то, чтобы совсем случайная, но от самих лимитрофов нихуя не зависевшая в принципе. С историческими обоснованиями можете смело идти нахуй бодрым шагом, поскольку за несколько тысяч лет более-менее достоверно известной людской истории тех обоснований можно наковырять устрашающее количество, причём – любых. Учитывая отмену карательной психиатрии, а также насквозь творческое отношение «историков» к этногенезу, поиску предков и процессу политического национального строительства. Что, блядь, особо радует – что с предками не консультируются вовсе. Они бы весь пиздец как удивились, узнав о том, в кого сегодня их записывают и какую мотивацию в их поступки вкладывают.

Развал СССР зафиксировал не сложившиеся в результате многовекового цивилизационного развития устойчивые национально-территориальные общности людей, а ебанутость национальной политики большевиков. Ага, которым нацреспублики и национальная идентичность окраин офигенно были нужны, чтобы справиться с инерцией великороссов. На фоне заблуждений пролетарского интернационализма. Потому и оказались в составе Украины нихуя не принадлежавшие этой общности от слова никогда Новороссия и Донбасс (плюс кое-что ещё), в составе Молдавии – Приднестровье и та же Гагаузия, в составе Грузии – Абхазия, Аджария, кусок Осетии, в составе Белоруссии – Гомельская/Молилёвская и Витебская губернии (говорю ж, идите нахуй – Смоленск и часть Брянска к ВКЛ имеют примерно такое же отношение), северные области – в Казахстане. Это я ещё не всех назвал, и совершенно не коснулся Средней Азии, где границы тупо чертили линейкой, невзирая на, а также Прибалтики, где у латышей и эстонцев, с точки зрения древнейшей государственности, в принципе без шансов, ну а историческая Литва (если ещё жмудь за скобки вынести) – три района Московской области. Привычка такая у большевиков была – российские губернии в национальные республики запихивать.

То есть развал СССР зафиксировал отпадение от имперской территории четырнадцати недогосударственных химер различной степени жизнеспособности (добавлю – и развал тот был должен, по задумке кукловодов Горбачёва и компании, продолжаться). В принципе, не страшно – процесс госстроительства динамичен, и новые страны возникают именно так; мутации есть элемент развития. Вопрос в другом – химера превращается в страну в исключительно удачных случаях. В большинстве – нежизнеспособные мутации отмирают, более жизнеспособные – перерождаются, в том числе – путём утрат каких-то свойств. Закон эволюции на базе законов диалектики, бля. А что вы думаете – они не действуют для общности людей?

А основой суверенитета как объединяющей идеи как раз является угроза этой самой общности – когда ставится под сомнение сам факт существования культурно-национальной группы людей (уж простите за корявый термин). Ни одной группе в лимитрофах при СССР такое не грозило. А идеи «Запад нас накормит», «Хотим работать, как в Союзе, но чтоб в достатке колбасы» - они, как оказалось, в фундамент суверенитета кладутся слабо. Там уже культурная самоидентификация рулить начинает. А она, такая падла – многоуровневая.

Например, я белорус, гражданин России, житель Москвы и ментально сопричастен родной Калининградской области. Ни по одному из этих сюжетов внутри меня противоречий нет. Хотя бы потому, что «русский» стало существительным при тех же большевиках, которым поперёк печёнки было правильное – «великоросс». Ну хуй с ним, стало и стало; существует теперь в двух изводах. В старшем – как принадлежность к цивилизационному пространству. Это я о том, что сказать «русский белорус» - вполне корректно, и спазм извилин мозга ну никак не вызывает. Как правильно назвать белоруса, например, с вьетнамскими корнями (вот только, блядь, не надо мне, что в Синеокой нет таких – могу познакомить с мужем троюродной сестры, если что)?

То есть эти сюжеты выстраиваются во волне себе разумную иерархию взаимосвязанных этногенетических (цивилизационных) и политических линий: представитель российского (евразийского) цивилизационного пространства – принадлежащий к российскому суперэтносу – русскому этносу – белорусскому субэтносу – восточно-белорусской ветви; гражданин России, Калининградский эгрегор. До последнего термина не доёбывайтесь, потом поговорим. Здесь он означает ментальную связь с территориальными особенностями субъекта Федерации, которые наиболее близки. Да, Москва как центр империи, своего обособляющего эгрегора не имеет и не может иметь по определению.

Вот оно и прозвучало, это слово – Федерация. Волшебное слово имени сохранения лимитрофов как суверенных государственных автономий на выбранной ими самостоятельно, в качестве места собственной дислокации и реализации исторической судьбы, линии противостояния различных, но соприкоснувшихся, цивилизаций: российской (евразийской) и соперничающих с ней европейско-католической (последнее – исходно и в вариациях) и претендующей внутри неё на первенство англосаксонской ветви, исламской, китайской (по границам непосредственно) и выделяющуюся в самостоятельную – североамериканскую (ещё хуй знает, что у них получится в итоге, после второй гражданской войны).

Потому что «лимитроф» есть нихуя не кличка, на что обижаются их граждане. Это – политологический термин, включающий как данность нахождение между полюсами силы, то есть, на граждан тех лимитрофов будут действовать противоположные по знаку силы притяжения. И вариантов ровно три: не выёбываться и вернуться в материнскую цивилизацию; отыскать политико-национальную точку Лагранжа и нахуй развалиться к ебеням.

Первый вариант – он для нормальных, думающих, граждан. Даже если они не всем в материнской цивилизации довольны. Потому как извне участвовать в её внутренней жизни и её совершенствовании невозможно, по причине её уникальности в историческом развитии. Не вставайте в оппозицию на слово «уникальность» - уникальна любая цивилизация. Наша уникальность в том, что, в отличие от Западной Европы, мы пошли путём максимальной централизации и включения территорий в состав. Этой хрени больше тыщи лет, и фигушки вам это вот переломить. В этих самых Европах объединяющим фактором был религиозный, а у нас – административный, и нехуй мне иллюзии здесь городить.

Так вот, влиять на то, что происходит «внутри» могут только те, кто «внутри», в любом изводе. Внутри России как единого государственного образования (наш вариант) или внутри Западной Европы как объединённой общим эгрегором кучи государств (вариант противника – тут ничего плохого; противниками цивилизации, по определению, являются все те, кто «не она»). Те кто «вовне», влияют опосредовано, через внутренних агентов. Для этого влияния нужны силы, отсутствующие у лимитрофов, так что их вычёркиваем к ебеням. Вот и получается, в нашем родном случае: чтобы лимитрофам влиять на российскую политику, им надо быть частью России.

Отсюда и истерики у либерды на тему Крыма и Донбасса. Крым уже влияет в нужную сторону, в случае присоединения Донбасс начнёт ещё активнее. Если вы думаете, что это надо всем подряд внутри страны – вы ошибаетесь. Если есть те, кому надо, то есть те, кому не надо – опять же, диалектика. И тут уж – кто кого перетопчет. Лично я – за первых, и этот тренд сильнее. Но за то – отдельный разговор.

Усиленно надрачивающие на суверенитет и уникальность элиты лимитрофов на российскую политику не влияют от слова никак, они только создают проблемы. Эти проблемы решаются, но с выгодой для России. Если вы полагаете, что России сейчас выгодно воссоздать СССР, то можете сходить к дяденьке психиатру для попить вкусных и полезных таблеток. России, при всём геморрое, как раз выгодно существование этих самых лимитрофских прокладок с бурлением дерьма у них внутри.

Потому как эти территориальные прокладки есть естественное пограничное прикордонье России. Потому как эти экономические прокладки делают возможными кучу интереснейших вещей в экономическом манёвре. Потому как эти военно-политические прокладки сами нихуя не могут и угрозы никому не представляют, но гораздо более интересно топтать на поле битвы соседский огород. Потому как эти депрессивные прокладки провоцируют переезд в Россию ментально близких и пассионарных людей, оставляя остальных лимитрофам, и пусть сами ебутся со своей социалкой. Короче, если брать по чесноку – сплошная выгода почти во всём.

Для нас сплошная выгода, для европейцев, для иных. Иные пусть то у себя рассматривают, а я отмечу, что у нас на эту вот фигню расходов в разы меньше. И лимитрофской выгодой при этом, то есть выгодой для населения лимитрофов, можно не заморачиваться от слова совсем. И Путина сотоварищи (тем более – тех, кто придёт потом) развитие депрессивных районов Витебской, Гродненской, Могилёвской и других областей начнёт волновать ровно тогда, когда эта территория будет им подмандатна. Потому и выбирают умные граждане лимитрофий включение себя в цивилизационное пространство, то есть первый вариант.

Потому как вариант второй уже проёбан – это нахождение в точке Лагранжа, то есть точке «в системе из двух массивных тел, в которых третье тело с пренебрежимо малой массой, не испытывающее воздействия никаких других сил, кроме гравитационных, со стороны двух первых тел, может оставаться неподвижным относительно этих тел». То есть там, где, попёрдывая от натуги, пытаются или пытались удержаться практически все лимитрофы, и что составляет суть политики Лукашенко. Нихуя неправильно пытаются, и от того страдают.

Это да, теоретически возможно. В том случае, если признать отсутствие внутреннего единства населения территории, которого нет ни у кого. Да, у нас, в России, тоже нет, но у нас – Федерация, в которой куча автономий различной степени злоебучести, то есть конституционных полномочий. Вот мини-федерации тем автономиям и следовало мастерить. Сразу мастерить. Как, блядь, отсоединились.

Не бывает у человеческих сообществ никакого, сука, равновесия, кроме динамического. На этом идеологически и наебались товарищи большевики, к слову. Не они первые, но как результат всегда – большой пиздец. Борьба региональных кланов за власть в центре – дело глубоко житейское, и их конфликт есть движущая сила государства. Но, без административно-политического обособления культурных автономий внутри почти любого из лимитрофов (пока за скобки вывожу Армению) такое динамическое равновесие было невозможно. Никак невозможно, если только геноцид не устраивать. Как поляки, до Второй мировой и во время неё. Что, к слову, доказала волна националистических погромов и столкновений, прокатившаяся по окраинам бывшего СССР.

Потому что пришедшие внутри лимитрофов к власти, почему-то, не захотели ей делиться, а хотели всех в одно Прокрустово ложе впихнуть. Забывая о печальной судьбе самого Прокруста. Они начали играть в игру «кто правильный грузин», «кто правильный украинец», «кто правильный молдаванин», «кто правильный белорус».

Поясню – тот же русский (младшего извода) может быть помором, пермяком, воронежцем или донбассцем (ну так назову). Их региональные отличия между собой в культуре, диалекте, поведенческих привычках не парят никого: у всех своё прибежище для идентичности есть. Посему они меж собой и не выясняют, кто более правильный, поскольку разницу осознают.

А какой белорус более правильный – католик из Брестской области или православный из Гомельской? Кто говорит трасянкой или на русском, с той или иной степенью диалектической чистоты? Кто тяготеет к Польше или к России, кому легче заходит польский или литературный русский, кто в Польшу или Россию едет работать?

Какой более правильный украинец? Из Львова, Волыни, Прикарпатья, Слобожанщины, новоросских губерний Российской империи? Чей язык более правильный? Кто более правильный грузин (житель Грузии), молдаванин (житель Молдавии), казах (северный или южный)? И, сука, как быть с наличием русскоязычного населения?

Если бы те же грузины исходно не выёбывались, а сформировались как федерация, то не было б у них проблем сегодняшнего дня. У украинцев не было б проблем. У казахов. А, с выделением в автономию областей с преобладанием русскоязычного и русского населения, или с приданием им официального статуса – ваще бы ни у кого из лимитрофов проблемы бы не было. Потому как точка Лагранжа – она и есть имени взаимного уравновешения гравитации массивных тел внутри маленького. Потому как само маленькое тельце слабосильно, и никак на крупные влиять не может.

А внутри малыша нарастают тенденции на разрыв. Особенно сильно нарастают, когда малыш пытается лавировать, пытаясь это равновесие раскачать. Или сопротивляется перемещению, связанному с изменением гравитации одного из тел. Это сопротивление – и есть страх лимитрофов перед мини-федерацией.

Поскольку националистические силы – на то и националистические, что они уверены в Богом данной властью над всей территорией бывшей союзной республики. Потому как они скорее отгеноцидят несогласных, чем им автономию дадут и начнут бороться за власть более-менее с ними на равных. Что, в сущности, для них не очень страшно, потому как имеется свой регион. Но это нещитово, потому как хочется всего. И потому, как они сильно-сильно боятся чего утратить. Не умеют они находить равновесие, не в силах выйти из-под влияния, потому и истерят. Потому и не получилось у них с точкой Лагранжа. Не, мне Азербайджан в пример не приводите – он ушёл, по факту, на чужую орбиту практически совсем, но на данный момент охуенно испугался, и проблем у них уж очень дохуя (парадные фоточки Баку мне не показывайте, ладно?). Посмотрим, к чему приведут эти судороги.

И наступает третий вариант – развал. Он может быть правильным или неправильным. Правильно – как у Чехии с Словакией, которые развелись ввиду несовпадения характеров, и живут себе спокойно. То есть лимитрофам надо хирургически отделить кусок, который мешает занять им равновесную точку и дестабилизирует орбиту. Той же Украине есть шанс спастись лишь отпустив Донбасс (по реальным его границам). Тогда он войдёт в состав другой массы, и не будет влиять на несложившуюся пока страну 404; другие, более интересные задачи у него появятся. А у Украины появится шанс дальше разбираться с равновесием, в том числе – отсекая уже стремящееся под европейско-католическое крылышко. Если самой охота под то крылышко – придётся ещё территории отделять, инерцию которых без уничтожения носителей эгрегора, то есть населения территории, преодолеть невозможно.

Лукашенко наебался на другом – он не учёл, что в жизни всё идёт в комплекте, права с обязанностями, экономика с политикой. Пытаясь влезть в число российских регионов в рассуждении ништяков и преференций, он забыл о противоположной стороне, а именно о том, что это повлечёт установление подчинённого политического отношения той или иной степени интегрированности. Рыбку съесть и на хуй сесть – ни у кого не получалось и не получится. И Синеокая начинает рваться. И порвётся.

Потому что представление Лукашенко о наличии каких-то сферических белорусов в вакууме, которые независимо будут развиваться 50-100 лет – это метафизическая иллюзия. Равновесие внутри страны нарушено, и сильно. Сила действия равна противодействию, и, загнав пророссийских белорусов под плинтус, он только поднимает давление в закрытом наглухо сосуде. Пизданёт так, что только клочья полетят. То есть – здравствуй, украино-грузинский вариант. А в собственную исключительную уникальность верит каждый идиот, ковыряясь гвоздиком в гранате.

Ещё раз, все три возможности попадания в точку равновесия, в точку Лагранжа лимитрофами упущены (возможно, кроме Проебалтики и армян; хотя в той точке – да, убого и уныло). Упущена возможность федерализации. Упущена возможность развода с территориями, явно тяготеющими к гравитационно-цивилизационным массивам вплоть до слияния с ними. Упущена возможность быстрого и полного геноцида населения несогласных областей и районов. Ввиду бестолковости, жадности, самоуверенности, нерешительности, неготовности терпеть лишения/страдать. Потому как даже геноцид был возможен ещё в 90-е, а сейчас ни разу нет. Посему и перспектив существования лимитрофов в нынешних границах не просматривается. Хотя элиты лимитрофов полагаю, что они, в своих границах, будут вечны.

Кто, лимитрофы, вас так жестоко наебал?


(помочь автору)
Tags: Беларусь, Украина, авторское, лимитрофы, после СССР
Subscribe
promo ladik2005 june 19, 2018 10:05 91
Buy for 100 tokens
Сбер: 4279 3800 2955 8774 , 2202 2002 2670 3674 Яндекс:41001184831655 PayPal: ladik2005@mail.ru Большое спасибо тем, кто мне помогает. Попробую обновить поясняшку, зачем я это делаю - то есть помощи прошу. Камрад из Австралии написал правильно: главное - не доходы. Главное - расходы. Я…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 199 comments