ladik2005 (ladik2005) wrote,
ladik2005
ladik2005

Categories:

Хроники интеграции: мобильная связь

Вчера, вот так вот невзначай, мы с вами получили иллюстрацию той напряжённой договороспособности, которую демонстрирует команда Лукашенко на тернистом пути интеграции российской и белорусской экономик в единое экономическое пространство Союзного государства. Все помнят о том, что, по версии Белорусского Лидера, Россия тормозит этот процесс, вот уже скоро 20 лет? Ну, вот:

«Россия и Белоруссия не могут договориться о параметрах отмены роуминга, так как Белоруссия не готова к введению бесплатных входящих для путешествующих абонентов, на чем настаивает РФ, сообщил журналистам глава Минкомсвязи РФ Константин Носков.
"К сожалению, мы с коллегами из Белоруссии никак не можем прийти к общему знаменателю. Долго ведем переговоры, но не могу порадовать результатами. В какой-то момент - полгода назад - мне показалось, что мы договорились, но сейчас позиции опять достаточно сильно отличаются", - сказал Носков.
"Отличаются (позиции - ред.), прежде всего, в понимании, что такое роуминг. В нашем понимании отсутствие роуминга - это бесплатные входящие звонки. До этого мы договориться с нашими белорусскими коллегами не можем", - сказал Носков, отметив, что белорусская сторона не готова пойти на бесплатные входящие.
Ранее в июле крупнейшие российские сотовые операторы направили главе Минкомсвязи письмо с критикой предложенной Белоруссией схемы отмены роуминга, писала газета "Коммерсант". Подход белорусских операторов к отмене роуминга с Россией противоречит рыночным принципам, приведет к "искажению конкуренции" и серьезным экономическим последствиям для российских операторов, писала газета со ссылкой на письмо.
Из него следует, что белорусская сторона предлагает поэтапно снижать тарифы на услуги присоединения и пропуска голосового трафика (так называемый интерконнект), применять пониженные ставки только к роуминговому трафику и зафиксировать предельные размеры межоператорских и абонентских роуминговых тарифов, следует из письма. У российских операторов другой подход: они хотят кардинально снизить ставки интерконнекта, пересмотреть межоператорские тарифы и опустить тарифы для абонентов "до комфортного уровня", причем все меры должны вступить в силу комплексно и одномоментно.
По мнению российских компаний, идеи Минска носят "нерыночный характер и нацелены исключительно на максимальное сохранение выгод белорусских операторов"».

А хули вы, орёлики, хотели? Российяне – богатые, пусть платят. Правда, я хрен его знает, как это сочетается с пропагандируемой в Республике Беларусь идеей бедности российских граждан, но то – такое… Шизофрения – то нормальное состояние ума лимитрофов.

Потому как роуминг – это не только лишь операторы, это – простые люди, которым за это платить. А белорусский роуминг для россиян, с российской СИМкой – это даже не пиздец во мраке ночи. Пиздец – слово короткое, непритязательное, и не передаёт никак всю глубину эмоций человека на фоне радостного изумления от того, что положенные в Москве на Белорусском вокзале 1000 рублей, к окончанию первых суток пребывания в Минске как-то невзначай, но проебались. У меня, например, такое было, в 2017 году. Всего-то: несколько звонков директора, плюс подчинённые, которым надо что-то подсказать, с хозяином квартиры переговорил – и всё. Входящие не то, что, сука, платные; они стоят столько, что, прикидочно, на Марсе было бы дешевле. В итоге: три дня, и минус 1500 (директора не пошлёшь, а подчинённые транды схватили, да; трафик упал). Справочно: расходы на каждый из двух мобильников в Москве 500 на месяц. На месяц, сука, а не на день!

Что характерно: та же хуйня была и в 2009-м году. Помню матерное изумление фактом, что минутный звонок по приезду в Минск и несколько СМС съели к ебеням всё что, чего хватало мне на две недели. Пришлось подумать и решить купить белорусскую СИМ-карту. Нормально и простое желание, да? Щас, лучше бы я захотел колесо от троллейбуса.

Оказалось, что в отсталой России я настолько отстал от цивилизованного мира, и лучшей в этом самом мире страны для жизни, по имени Республика Беларусь, что мой энтузиазм вызывает прямо-таки снисходительную оторопь от непонимания, что простота приобретения СИМ-карты, с небелорусским паспортом – она у папуасов и дремучих россиян: мне это в МО РБ разъяснили. И лучше было бы не звонить или поддерживать белорусскую экономику в лице мобильных операторов. Я честно пытался не звонить первый день. На второй день я понял, что рискую остаться без любимых женщин, если буду продолжать входящие сбрасывать. К вечеру градус некоторого охуения от бытовых элементов белорусской действительности, а также перспектива внеплановых разборок (обрисованная в СМС), плюс категорическое нежелание тратить лишнее бабло, привели к изданию в эфир малого матерного загиба в относительно цензурной форме (всего-то восемь прилагательных и три глагола), и мне выделили подполковника. Ага, чтоб обеспечить сложную покупку мной СИМ-карты. Не зря выделили.

Не, с продавцом он как-то быстро договорился; на все её вопросы правильные ответы нашёл. Какие конкретно – я не слышал, они пошептаться отошли. И, может, это в Минске так, хотя Барановичи – тоже не показатель; чуть позже расскажу. Но культурный шок меня ждал потом: мне симпатичная и вежливая девушка обязательно купить у них мобильный телефон предложила. И даже не совсем у них, ну, если нет модели подходящей, но обязательно в Белоруссии.

Я есть человек, закалённый общением с приставучими, зато недалёкими «менагерами» в магазинах электроники и салонах мобильной связи. Я в курсе, что им надо делать план продаж. Я в курсе, что им надо впаривать конкретную технику, чей поставщик занёс сети «котлету». Я в курсе, что они, ан масс, прогуливали уроки физики, и потому разговор с ними особо увлекателен и изобилует перманентными научными открытиями в области электромагнитных волн и всяких прибамбасов, те волны использующих. Особенно когда тебя учили этому в извращённой военной форме на предмете «физические основы радиоэлектронного вооружения», и у тебя в анамнезе – заместитель командира отдельной роты связи и радиотехнического обеспечения (на дальневосточном аэродроме, в 93-94 годах, когда закончился личный состав по призыву, что, для понимающих, скрадывает приставку «по воспитательной работе»). Так что привычно я реагирую, скажем так, на предложения такие весь пиздец язвительно. Но девичья красота достойной представительницы шикарных женщин Синеокой, и моя любовь к родной национальности не позволили. Не зря не позволили.

Потому как девушка – она добра хотела. Она обо мне заботилась, потому как моего «китайца» увидела, когда я в него вторую СИМ вставлял. Ненуачо, тогда ещё в диковинку модели были, чтобы с телевизором и на две СИМ, а мне в командировках – самое то, вот из Хабаровска и привезли. В Белоруссии такое официально не продавалось, и продавец за то была в курсе; вот и порекомендовала, без всякой задней мысли о плане продаж. Разъяснив, что в РБ есть база «ай-ди» официально ввезённых телефонов, и меня может задержать милиция за контрабанду. На вопрос, типа, я стою, такой хороший, разговариваю о любви, в военной форме, ко мне подходит дяденька милиционер, пробивает «ай-ди» и задерживает – ответ был «Да, примерно так». «За что?» - «за контрабанду». Потому как, оказывается, использование купленного мной в РФ телефона с белорусской СИМ-картой под действие статьи прекрасно попадает.

Я перевёл глаза на подполковника. Меня интересовали два «какого хуя». Первый – что за ересь то вообще. В принципе, мой уровень моральной готовности к белорусской милиции уже таки был, со времён похорон бабушки, в 2001-м, когда я наблюдал и патрульные экипажи у проходной фабрики «8 марта» в конце смены, и погоню двух сержантов за гнусным и опасным гангстером, что увозил на древнем велике «Аист» два полутораметровых уголка 15х15, предположительно, с завода ЭТЗ, чем, негодяй, наносил существенный ущерб белорусской экономике. Но вот такое вот «здравствуй, каталажка» на кармане и на ровном месте – как-то потрясло.

Второй – а чо, сержанты белорусской милиции уже значительные люди, полковников в столице задерживать? (Мы даже водовку нормально так на Гоголевском пили; по гражданке, не борзея; и замечательно московская полиция желала нам хорошего вечера после просмотра военных документов). Да и, помнится, в 2001-м сержанты в целом уважительно ко мне, тогда майору, отнеслись, когда дядя попросил знакомого работягу выручить: не, не отдали, но сделали максимально уважительно.

Со вторым вопросом мне помялись, что таки да, и офицеры в Синеокой с МВД совсем не связываются (о том, какие несрастухи были у сержантов бел.милиции с нами, я как-нибудь потом напишу). У них, оказывается, времена ужесточились, за 8 лет, и теперь в разгаре чемпионат силовых структур, за приз имени внимания Лукашенко И попавший в отделение бел.офицер потом пиздец страдает по карьере, на чём радостно отрываются бывшие «срочники» белорусской армии.

Ну а за ересь контрабанды – как-то так, он подтвердил, что редко, но возможно. Потому, опять же, редко – но бывает. Но успокоил: они специально, накануне нашего приезда, с МВД совещание проводили, и те заверили, что российских офицеров не будут трогать. Спасибо, чо. Что я приехал не в другое время.

И вовремя приехал, и опыт этот получил, поскольку потом, на рекогносцировке специально этот вопрос (обеспечение мобильной связью офицеров и контрактников) поднял. На рекогносцировке зря поднял, потому как его за три месяца нихуя даже не приступали решать. Не, мы ничего не требовали, мы за свои хотели купить СИМ-карты. Непосредственно в Барановичах. Оказалось, что мобильная связь с родными, по мнению белорусского военного руководства – недопустимая блажь, потому что тяготы и лишения. А ещё секретность, вот. Какая секретность – не пояснили, на наводящие вопросы – не ответили. И вообще, мы как-то неправильно себя ведём, не по-военному. То связь нам подавай, то Интернет, то санитарные условия в местах прибытия эшелонов на местности, а председателя колхоза с караваем как-то мало.

Пришлось обозначить некоторую разность нормального подхода к личному составу и его белорусской (ухудшенной советской) версии. Что жёны офицеров как-то привыкли, что той связи нет совсем в далёких ебенях. Что к этому привыкли сами офицеры и прапорщики. Что, сука, это у меня шестые международные учения, но такой феерический пиздец я наблюдаю впервые. Что я месяц как из Китая, и там ханьцы мало того, что СИМ-ки за копейки продавали непосредственно в полевом лагере (к слову, белорусский Военторг нас упорно игнорировал на Обуз-Лесновском полигоне в принципе; сраной сувенирки – и то было не купить), так ещё и поставили бесплатный международный многоканальный телефон на пункте управления, с неограниченным трафиком.

На предложение, что они скрепят сердца железными обручами и разрешать на полигоне использовать наши родные телефоны, я объяснил, что российские офицеры охуеннно научились ставить вопросы «какого хуя», особенно в рассуждении потраченных зря, на безумную жадность белорусского роуминга, денег; особенно хорошо это умеют всякие полковники, которых соберётся дохуя. Что уровень, до которого эти вопросы дойдут, это он для Белоруссии непривычный, на фоне глубокой убеждённости Лукашенко в том, что белорусскому народу, особенно – военному, надо исключительно то, что Бацька сочтёт нужным; в ВС РФ подходы другие, и мне про недостатки принимающей стороны что-то в донесении указывать надо, и вот тут вот даже не надо и придумывать. Короче, как-то впечатлил, и власти в Барановичах (кое-кто), видимо, меня и посейчас не любят. Потому как напрячься им пришлось, чего-то с кем-то порешать, и 300 СИМ-карт белорусско-турецкого оператора (вроде, Лайф тогда был их совместных) мне по документам, но без предъявления усталых (после эшелона и развёртывания) военных морд мне продали + какое-то мелкооптовое количество карточек пополнения счёта.

Да, в 2009-м в КНР роуминга не было вообще, по всей стране, и, повторю, принимающая сторона сделала всё возможное, чтобы мы разговаривали с домом. Упростили до максимума. Ещё и для того, чтобы мы по Байчену не шатались, и из лагеря в город не рвались. Белорусская сторона предпочла насильно закрыть полигон. Мы от этой хуеты зверели, потому как обучились уже давно тому, что военный тоже человек, и он живёт потребностями, которые на замещаются никакой идеологической хуетой на политзанятиях; не хочешь бардака – сделай так, чтобы нормальные потребности удовлетворялись. В этом, к слову, тоже разница между реальной российской и полигонной белорусской армиями.

Но хуй с ним, это – военные и нетиповые заморочки, и я на данный момент не в курсе – отменили ли в Республике Беларусь это безумие имени борьбы с контрабандой и воровством мобильных, или нет. Я даже признаю то, что замысел того закона, может быть, разумный. Если на уровне идеи, потому как требование то – пиздец. Закон не замыслом определяется, а правоприменительной практикой, а в данной конструкции она такова, что возможности произвола милиции максимальны. Особенно – произвола по отношению к приезжим из другой части Союзного государства: каждый срок в кармане носит. Причём – нихуя о том не подозревая, пока чем-то возбуждённый миллиционер не захочет ему об этом рассказать. Что, в условиях белорусской пропаганды, когда из россиян делают сплошных правонарушителей (могилёвского ГАИшника все понят?), играет свежо и ярко.

И это – к вопросу об истинно свободном передвижении граждан по территории двух государств. Хотя я понимаю, что в Республике Беларусь произвол силовых структур не есть угроза стабильности и безопасности; и очень зря. И интересно: сколько нам ещё открытий чудных приготовит белорусское законодательство? Мы как-то отвыкли уже совсем от таких вот сюжетов. Нет, я к милиционерам без претензий – нашей полиции такой закон в руки дай, так охуеем так, что не балуйся (мне борьбы с курением хватает, хоть и сами полицейские от этих сражений уворачиваются как могут). Законы идиотские принимать не надо, которые дубинки те дают.

А с роумингом, блядь – зачётно вышло. В РФ ФАС планомерно приводит из ахуя в меридиан «большую тройку» операторов, в том числе – пытающихся не пустить конкурента (Теле-2). От операторов мы слышим стоны. Они стонали по поводу отмены платных входящих, отмены «мобильного рабства», отмены национального роуминга, ещё каких примочек. Всё нам о предстоящем разорении рассказывают, хотя их годовые отчёты говорят иначе: все у них с доходами на «заебись». Так что приходит к ним осознание, что мобильная связь уже не премиальный бизнес, а социально значимая фигня, и будут отоварены по самый тонкий кишечник. Посему злые они, и пратнёрски договариваться будут – в рассуждении варианта пиздлюлины. Но нажиться на себе, вот так, без «здравствуй» - не дадут. Например, операторам из Белоруссии.

Сябры, слоганчик «наша выгода священна», на фоне белорусской экономической немощи, в рассуждении его непререкаемости на переговорах – он далековато может завести. В глухой такой, уютный тупичок. Где будут себе великие белорусские экономисты, политики и переговорщики уныло посасывать посоленный «Беларуськалием» пис, делясь, неслышно для российских граждан, впечатлениями о подлой России, тормозящей интеграцию. ещё и в рассуждении привлекательности Синеокой для российских туристов.

На фоне конских цен на роуминг.

(Помочь автору)
Tags: Беларусь, Россия, авторское, лимитрофы, хроники интеграции
Subscribe
promo ladik2005 june 19, 2018 10:05 91
Buy for 100 tokens
Сбер: 4279 3800 2955 8774 , 2202 2002 2670 3674 Яндекс:41001184831655 PayPal: ladik2005@mail.ru Большое спасибо тем, кто мне помогает. Попробую обновить поясняшку, зачем я это делаю - то есть помощи прошу. Камрад из Австралии написал правильно: главное - не доходы. Главное - расходы. Я…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 234 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →