ladik2005 (ladik2005) wrote,
ladik2005
ladik2005

Categories:

Сновидение о чьём-то прошлом. Необходимая субстанция и её судьба

Как-то так вот оно получается, время от времени. Начитаешься, значит, на ночь фантастической литературы всякой, потом сны различные снятся. С заковыристыми сюжетами. Даже похожие на натуральную жизнь. Может, потому, что новости какие тоже читаю. Микс такой забористый, короче. Вот прошлый сон для вас я и законспектировал.

Про одно государство сон тот был. Там бадабум один как-то случился. Как-то подустали в нём одновременно все от текущей жизни. Правители руководить подустали, народ – им подчиняться; лозунги всеобщего счастья подустали произноситься, а мозги человечьи эти лозунги устали некритично потреблять и верить в их правильность. Там вообще как-то все работать подустали, и стали выяснять, кто кого кормит. Еда в процессе выяснения тоже закончилась, что только увеличило накал страстей. Вот и решили неравнодушные граждане, пока остальные от подач информационных охуевали, немножечко поменять всё. Форму собственности, парадигму экономики, символику, конституцию, само устройство страны. Тем более, что за глубокой лужей, даже двумя, с обеих концов страны, был, типа, зачётный правильный пример, как жить долго, богато и невъебенно счастливо. Считалось, что он загнивал, но пахнул, сука, вкусно. Это потом только ясно стало, пах он потому, что далеко, и миазмы от помоек по дороге проёбывались, а феромоны благовония долетали, да. В небольшом количестве, что легко восполнялось воображением – мол, все там так благостно воняет, что характерно, на халяву. Иных картин не то, чтобы не видели, но не верили им в силу пропагандисткой перекормленности сюжетами.

А ещё у этого примера владельцы были. Те, кому с этой территории монета шла. Они ещё и потому свой образ жизни так усиленно и рекламно транслировали, и бардак наступающий тщательно лелеяли, что, поубивав на пути к вершине конкурентов, хорошо понимали, что мёртвым деньги не нужны. А страна, та, которая приснилась, была их цивилизационный конкурент, которому, в ответочку, отпиздить было проще чем берёзку обоссать. И ресурсы свои подземные та страна ну нихуя за бесплатно отдавать в интересах владельцев примера не хотела, а это тоже было весь пиздец как несправедливо, потому как росту прибыли мешало. И то, что деньги не на макеты самолётов, условно летающие, тратить приходилось, а на реальные боевые образцы, тоже рентабельность снижало. Короче, сущий пиздец какой-то, а не цивилизованная страна. Империя зла, одним словом. И «зла» здесь – обе части речи.

Долго ли, коротко ли, но население приснившейся страны своего добилось: разъебашили они родину свою вдребезги. Пока что на пятнадцать кусков, по сдуру проведёнными прежними правителями границам, но с перспективной дальнейшей атомизации. До нескольких десятков мелких ебеней, но самая крупная территория приостановилось в процессе пока. Созреть дальнейший распад был должен. А пока что на этом вот большом куске лидер прежней оппозиции в цари переродился. Не, мужик он был компанейский, неплохой и характером незлобный. Спорт сильно уважал, когда круглую херню лопаточкой туда-сюда швырял. С теми, что за лужей, дружил он сильно, и всё спрашивал у них – что, мол, сделать ещё вам на радость? Ну те, у них бизнес, и, чтобы он их вопросами особо не заёбывал, консультантов ему дали, а консультанты те на территории себе помощников нашли, конструкции «Мальчиш-Плохиш» (по тому Гайдару, который изначально Голиков). Привели к царю тех помощников – мол, они за всё в курсе, а ты не заморачивайся. Вот и не заморачивался тот царь особо, потому ещё, что фокусы показывать оченно любил. Берёт, значит, полную такую бутылочку, потом «бульк» – и, хуяк, уже нету бутылочки. Нет, тара – она есть, но уже пустая. Согласен, фокус однообразный, но в стране той и окрестностях – популярный, и владел он тем фокусом в совершенстве, и уважали его все за то. А кто не уважал, и вопросы глупые задавал, мол, какого хера жизнь лучше не становится, тем другим мозг засерали.

Сложно было, конечно, насухую-то засерать, без исторической опоры. Это у 14-ти соседей, от распада оставшихся, всегда ответ наготове, почему такая вот херня: потому, блядь, что те, кто с большой территории, их веками угнетали, школы им строя и промышленность налаживая, вот и мучаются бедолажкидо сих пор. Так что у соседей всё как в жопу с вазелином прокатывало, а тут сложно было, да. Потому и пошатнулись позиции царя в процедуре переизбрания, не потянул он. Не, так-то он мужик ещё крепкий был, и даже танцанул разок, «на бис», но сначала популярный генерал, потом наследник прежнего режима… Не получилось у него без проблем переизбраться. Партнёры помогли. И те аборигены, что их подпиздыши. Даже деньгами поделились некоторые. Чтобы, значится, людям в бюллетене нужную галочку косвенно оплатить. Ну, и наследнику-конкуренту, чтобы громко не пиздел. Да и киллеров на случай несогласия на зарплате держать надо было, а это вот пиздец как дорого: залужинские убийственные профессионалы.

Партнёры, как он убедительно переизбрался, те ещё суки оказались – стали бухгалтерские балансы сводить. Выходило, что не всё ещё эффективно отоварено на территории, и под контроль им перешло, а это есть весьма неправильно – что, бабки вложены зазря? Нет, вопрос забрать ништяк задёшево, из-под земли добытый, они решили, соглашениями о разделе продукции; другое огорчало. Например, остались ещё кое-какие заводишки, что излишнюю конкуренцию своим предприятиям создают. Да и кнопку убедительную найти надо было, чтобы, буде оно вот, стремительно народ к правильному выбору подтолкнуть. То есть к окончательному страны самоубийству, с самостоятельным контрольным в голову.

Там Создатель над жителями планеты знатно так покуражился. Там без одной херни жизни нормальной вообще не получалось, даже в принципе. Та херня называлась субстанция. Еда, вода, мероприятия по предотвращению превращения жопы человеческой в леденец от холода – всё субстанцией обеспечивалось. Ну и развлечения тоже. Субстанция сама по себе возникать отказывалась, в пригодном для потребления виде, для неё пиздюлинку одну быстро вертеть надо было, в предназначенном для того строении; и строений этих надо было много. Потом субстанцию эту собирали и потребителям транспортировали. В жилища их, или ещё куда. В нужные, значит, места.

Так был, говорю же, там один директор. Оно вовремя несколько заводиков под себя загрёб, а на заводиках тех как раз пиздюлинки производились, те, которые вертеть для получения субстанции надо. Очень быстро вертеть, быстрее, чем Чапаев на том свете вертится. Для этого крепкими пиздюлинки должны быть, и качественными. И другие пиздюлинки ещё на тех заводиках производились, для самобеглых ружей, которые тоже партнёров пиздец как нервировали: уж больно точно рыцари той страны из них попадать наловчились. А ещё партнёров нервировало то, что заводиков этих, конечно, пара, но у них свои такие же заводики есть, а нахуя им конкурент, который производит дешевле и качественней. Слегка, но всё же. А это неправильно, потому как, говорю, рентабельность снижает и рынок пиздюлинок монопольно захватить не даёт. Нахуя, оно спрашивается, в принципе несколько заводиков по пиздюлинкам на одной планете? Во-от. Короче, царю немедленно намекнули. Ну, вы знаете как в таких ситуациях намякивают, видели, небось: из-под водички пальчик заскорузлый, корявенький такой, из стороны в сторону качается, и голосок такой скрипучий – «должо-ок».

Ненуачо? Выборы ему сделали, монеток родне отсыпали, то есть надо отрабатывать. Короче, позвал он директора, тем более, что раньше его знал. Для поговорить, и пару фокусов на пару показать, тех, что с бутылками.

Директор – тот всё правильно понимал, и про правит, и про властвует. Умный был мужик, продуманный. Потому и в курсе, что принято в той стране на людях центровой считать именно зовущую его табуретку, ту, что вся из себя традиционно расписана: спереду под Хохлому, сзаду – под Византию. По бокам там под Гжель и Палех, а ещё спинка с поручнями приделана, но это для колорита национального, и чтобы царь, как нафокусничается, не падал. Короче, уважать было принято ту табуретку; нельзя быть свиньёй – надо ехать.

Приехал. Разговоры разговаривали, про то да сё, но в процессе царь ему и говорит, живым доверительным голосом. Мол, я тебя и за рамками крайнего тоста уважаю, посему, когда пересечёшься ты с людишками иноземными, ты их послушай. Даже не полностью слушай, а ту их сообщения часть, где они тебе про будущее местожительство говорить станут. Согласись с ними, поезжай, куда предложат, и будет тебе в том местопребывании сплошное человеческое счастье. Будешь жить-поживать, а добра наживать тебе уже и не надо. И у самого есть, и предложение будет, короче – внукам ещё тратить хватит. И особо любимым правнукам, не отказывая себе ни в чём.

Вернулся директор к себе озадаченный, а тут предсказания царёвы сбываться не замедлили. Зовут его из забугорья. Типа, для в тамошнее элитное развлекалово «гольф» поиграться, ну, и пофокусничать, с иноземным уже реквизитом. Только один, говорят, приезжай. А то реквизита на всех не хватит. Ладно, по понятиям, к тому сложившимся, забугорье не проигноришь; нельзя быть козлом – надо ехать.

Приехал. Заходит в забугорный кабинетик, весь из себя в историческое место вмурованный. Сидят там лишь двое, переводчик не в счёт. Первый – он ему известный, потому как он «второй». В смысле, «второй» по штатному расписанию фирмы-конкурента по пиздюлинкам. Опять-таки, «второй» - это как посмотреть, поскольку «первый» там для статусной вывески, пусть дорогой, но завлекательной. И делами всеми «второй» вершил, а то, что он в тени, так это даже лучше. Пусть «первый» потеет, на тусовках и журналистов всяких развлекая, «второму» на эту хрень отвлекаться некогда. Да, ещё «первый» контракты подписывал – у него это уверенно и величественно получалось, да и почерк красивый.

Другого сидящего директор не знал, но вот рожа его как-то сразу не очень понравилась. Противная какая-то была рожа, практически – служебно-розыскная морда. Разновидности тайного сыска. Директор даже спросил его вежливо, что мол, за хрен, и почему не знаю. Ответил то что-то уклончиво, типа, он тут по важному общему делу. Уж потом директору ясно стало. Что не ошибся в подозрениях он: «другой» тоже как «второй» был, только начальничал над шпионами. Вот тут бы директору и съебать, но задержался он что-то, только слегка почему-то тревожно в эмоциях стало.

Хотя разговор-то тревоги сначала не предвещал. Как погода, как бизнес, и как долетели? Ветер в хавло слишком сильно не дул? У детишек всё нормально в школе? А у супруги на климат мениск не болит? И голову по вечерам ни разу не ломит? А то есть более климатически здоровое предложение, связанное с немедленной, но оплаченной сменой места жительства. Туда, где сплошной курорт, зачётный шоппинг и море вышколенных слуг, потому как они династически и в двадцатом поколении. Любое желание предугадывают раньше, чем оно появится. А на переезд вот подъёмные, аж триста миллионов полновесных герцогских монет, конвертируемых в любую, на выбор, хуйню. Ну, кроме расписной табуретки на родине, хотя, со временем, если сильно захочется… Только ну его нахуй, говорю вам сразу, там геморроя… Лучше для развлечения мы вам развивающийся рынок пиздюлинок отдадим, в жарких, сухих и влажных, местах. Там, конечно, кое-где ещё жопу камнем вытирают, и скотину ебут, а на субстанцию шайтаном ругаются, но наши маркетологи точно посчитали – им скоро пиздюлинки тоже понадобятся. Некоторым – тем уже нужны. Так что вот вам сундучок, и мы договорились (да, именно сундучок; не приставайте ко мне с пошлой физикой; фантастическое то пространство, и сундучки там с фантазией и выходом в иное измерение; запросто 300 000 000 монет среднего размера там помещались; и не тяжёлый вовсе он был, потому как с антигравитацией они баловались; и в попу кое-то, что считалось толерантным и правильным в этом фантастическом забугорье).

Директор за манеру забугорную дела вести в курсе был, и понял-таки сразу, что, как партнёр на завод зайдет, то пизда тому заводу настанет. Что захотят – вывезут, на остальное хрен забьют, и на рабочих тоже. Будут мастера за кусок хлеба вёдра кустарно лудить, а подмастерья – те сопьются нахуй, ненужные части заводов на металлолом приспосабливая. Даже кладбищенского бизнеса там не останется, потому что клиентура увеличится, но платёжеспособность её упадёт. Короче, отказался он сразу; патриот потому что был, его с пионеров так воспитывали, и он, без дураков, этим гордился. А с дураками-компрадорами он вообще разговаривать не желал, и гнал их из горницы своей поленом.

Тут «другой» в беседу вступил, завывая и раскачиваясь; под колдуна косил, гад. Или под предсказателя, поскольку будущее директору приоткрыл. В том будущем хуйня всякая другому мерещилась, и неприятности для семьи директора. А, поскольку звёзды ему человеколюбивым быть немедленно приказали, то он на стол сундучок второй – еблысь! Поменьше, там сто миллионов монет только было. Говорит, от сердца оторвал, вам на помощь в переезде и на принятие правильного решения. От чего сердца он тот сундучок оторвал, не уточнил. Постеснялся, видимо.

Однако и здесь отказался директор. Не поверил он предчувствиям гнусным и гадостным, хотя и преподнесены они были специфически, гнусавым противным голосом. Ну, как у колдунов положено, и у кое-каких волшебников. Тех, что не Дед Мороз.

К тому же наебал его «другой» - сказал, что этот сундучок – последнее, что ему в довесок могут предложить. Потому как точно такой же сундучок, и тоже в довесок, у «второго» оказался. Ага, с сотней миллионов герцогских монет, полмиллиарда всего выходило, значит. Это уж точно, сказали, последнее, потому как спланированный бюджет больше не позволит. Потом слова про бюджет назад взяли, а деньги оставили. Но не повёлся директор, знал, что подобные горки монет предлагают лишь за актив, что в комплекте с душой. А у него широкая душа была, на просторах жить привычная; тесновато ей было бы в любых закромах, к тому же – в комплекте. Домой директор сразу полетел. Даже на гольф не остался, а фокусы он и сам заебись умеет, даже без зрителей, в одиночку. К тому же заморского реквизита в любом «Дьюти-фри» завались.

А вот по прилёту как-то не задалась жизнь на его заводах: там плохие чудеса начались, из разряда сказок без цензуры. Нечисть буром на завод попёрла, для местных опричников, стражей порядка, невидимая. А по результатам набегов очень даже видимая, потому как следы оставляла: охрану с работягами избитыми и станки с оборудованием разломанными. А хули им не ломаться то, когда ломом да в хрупкую часть? Персонал как-то сразу интерес к работе утратил, потому как там теперь давали не зарплату, а пизды, что совпало с мнением станочного парка: тот тоже в состоянии металлоруины продукцию производить отказался. То есть прибыли как-то упали. Убытки возросли стремглав.

Директор – он твёрдо на земле стоял, и знал, что сказочки такие ни с хуя ли не происходят; на всё ответ есть, а у ответа имя да фамилия. Коль чиновники местные куксятся, неизвестной той фамилии пугаются, то к царю надо в гости напроситься, к знакомцу по прежним временам. Когда они сами по себе бухали, портвешок и без чинов. Царь, хоть ему корона на башку и упала (кто сказал – башню снесло; вы потише мне там, его секта креативных пидарасов в качестве иконы после смерти держит, а они знаете какие пиздливые? Бересту изводят километрами, и в окошкипри этомвизжат), он – демократом был, и к народу хотел поближе, только вот охрана его не пускала, чтобы чего не пизданул двусмысленного ненароком. Так что приятеля приказал к себе пустить, а охране уже похуй на приятеля того было; потом поймёте. Так вот, директор царю и пожаловался – прекрати, мол, ту сказочку, своим властным басистым голосом. Но сказал ему царь печальное – не зависит, мол, всё от меня. Говорил, мол, тебе – ты не слушался. Не решу, друг, твою я проблемушку. И немедленно показал коронный фокус. За предварительный помин души директора.

Душу директорскую уже пора было поминать, потому как у государственных опричников, тех, которые по внутренним делам, на него нехорошее возбудилось. Нет, не эротическое, а то, что «уголовные дела». Там принято глупые вопросы в процессе расследования задавать, а для правильности директорских ответов его силовым способом из офиса изъяли, и за решётку засунули, волне себе живого человека. И понял тогда директор, о чём про бюджет оговорочка, и кому те монеты в итоге телепортировали. И что отработает получатель те монеты, тоже понял. А что с семьей его сделают – ему, видимо, тоже как-то убедительно демонстрировали, потому как вышел вскоре директор. Без заводиков, но живой. И даже по внешнему виду целый, а что до внутреннего содержания – то его можно и пиджаком задрапировать, от лондонских модных портных. Вполне себе представительно получается, если в глаза не заглядывать. Пустота в тех глазах окончательная.

Ну что. Партнёры те по пиздюлинкам стали стремительно первыми. Монополистами они стали, потому как узкоглазые пиздюлинки от конкурента ломались часто. А ещё тем пиздюлинкам срок замены подошёл, что в том государстве стояли. Они хоть были и качественными, но всё же не вечными. Менять их надо было по техдокументации, на те, что партнёр производил. В единственной сучьей морде, ну, то есть, в одном лице. И цену ломил тот монополист безбожную, и условия выставлял безбашенные. А, когда пара строений для производства субстанции невзначай наебнулись, вообще оборзел.

И «другой» был сильно раз – задачу выполнил. Потому как без субстанции наступал в той стране мор, кошмар и холодина. С голодом и иным. То есть взяли страну, блядь, за горлышко, за Адамово самое яблочко: прекрати поставлять те пиздюлинки, и наступит стране пиздец. А то, что после разрушения заводиков самобеглые ружья колом стали – то бонусом приятным пошло.

Вот так вот, в том числе, страну ту к развалу и подводили. Царю – тому почти что похуй на всё было уже. У него только рукопожатие оставалось крепкое, потому как он за контрагента держался, ибо боялся упасть. А оно для имиджа весь пиздец как вредно, лицом царственным в паркет, даже если этот паркет из ценных пород дерева.

Только были иные опричники, по делам всем, не только, блин, внутренним. Подвели они царского сменщика, на смотрины царю и взамен. И настала другая история, когда понял царь в миг просветления, что теперь он уже насекомое, под названием «мухожук».

Ну что. Вернули потом утраченное. Производство пиздюлинок восстановили, то да сё. Хотя одно это добрую дюжину лет заняло, не говоря уж о другом. Ага, довольно медленно всё делается, потому как тщательно надо, и чтобы слишком уж не навредить. Партнёры палки продолжают ставить, и ладно бы – своим любовницам, а то всё больше между спиц колеса норовят. Опять-таки, Кибальчишами не все Плохиши стали: надеются Плохиши на возврат прежнего, да и доплачивают им из-под полы из забугорья, видимо. Но отскочила страна от окончательного пиздеца и развала.

Но это всё – моё сновидение, то есть – моя фантазия. Если вы параллели неправильные провели, со страной там, или с фирмой какой, то вы сами себе злобные буратины, а я не виноват. А если кто знает, как быстрее – то добро пожаловать в мой сон, но только со своей волшебной палочкой. В прежней стране их насовсем утратили, а инопланетяне с приборами счастья для всех наебали, потому там очень ценят нетерпеливых прогрессоров, но обязательно со своими палочками. Чтобы было что в жопу им вставить.

Когда стремительно всё не получится ко всеобщему удовольствию изменить.


Tags: авторское, фантазии о чьём-то прошлом
Subscribe
promo ladik2005 Червень 19, 2018 10:05 91
Buy for 100 tokens
Сбер: 4279 3800 2955 8774 , 2202 2002 2670 3674 Яндекс:41001184831655 PayPal: ladik2005@mail.ru Большое спасибо тем, кто мне помогает. Попробую обновить поясняшку, зачем я это делаю - то есть помощи прошу. Камрад из Австралии написал правильно: главное - не доходы. Главное - расходы. Я…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments